Малыш и гаджет

Дошколят захватил мир смартфонов: стоит ли говорить им «нет»?

Психологи бьют тревогу: дети осваивают планшеты, смартфоны задолго до того, как начинают ходить и внятно разговаривать. Хорошо это или плохо? Есть ли альтернатива кибериграм? Можно ли рисовать песком и светом? Корреспондент «РГ» узнал, как с пользой сыграть на интересе малышей к новым технологиям.

Мобильный понарошку

На многочисленных форумах родители жалуются: ребенок хочет взять в детсад смартфон. Что делать? Да, высокотехнологичные игрушки среди малышей идут сегодня «на ура». Кнопки, тачскрины, джойстики… Все пищит и мигает. У «владельца» гаджета сразу находится море друзей.

Но психологи предупреждают: не стоит идти на поводу у ребенка и давать с собой гаджет. Так вы можете оказать ему медвежью услугу, ведь, когда он станет взрослым, друзей просто с помощью смартфона уже не заведешь…

Малыш и гаджет

Другое дело — игрушки-«пустышки», имитирующие сотовые телефоны. Они есть не только в каждом доме, где растет дошкольник, но и в детских садах, как правило, уже обычное дело. Нажимаешь на кнопку и в ответ слышишь: «Привет, как дела?». Эмоции зашкаливают.

— Вредных экранов, за которыми детям сидеть не рекомендуется, тут нет, а развивающая составляющая налицо. По таким телефонам малыши с удовольствием «звонят» друг другу, играют в мам и пап, — рассказывает детский психолог Екатерина Батракова.

По такому же принципу работают и игрушечные ноутбуки. Сидишь, как взрослый, за «компьютером», нажимаешь на клавиатуру — гаджет называет нужную букву. Так можно выучить не только буквы, но и слова, цифры, цвета, фигуры.

Стоимость детских киберигрушек зависит от производителя и электронной «начинки». Простые обходятся в пару сотен рублей, а качественные устройства — от тысячи и более. Кстати, как утверждают эксперты, они могут быть весьма полезными в плане развития детей: развивают мелкую моторику у малышей, тренируют зрительное и слуховое восприятие.

Но вот что касается здоровья, то медики практически едины: детям до семи лет можно «общаться» с гаджетами не более получаса в день. Правда, речь идет о настоящих устройствах, а не об игрушках.

Малыш и гаджет

Интерактив за партой

Главная задача электронной доски — не просто показать картинку, а в игровой форме чему-то научить. «Сложи в одну корзинку овощи с грядки, а в другую — сладкие фрукты», — такая задачка стоит перед малышом. Один из плюсов: в школе это занятие уже не будет ему в новинку, ребенок быстрее включится в учебный процесс.

Но есть и минусы. Правда, касаются они уже не ребенка, а взрослых. Допустим, сенсорная доска последней модели стоит около 1,5 миллиона рублей. Любой ли детский сад сможет ее «осилить» самостоятельно? Конечно, нет.

Как магнитом дошколят притягивают и интерактивные столы. Это универсальный обучающий прибор: что может быть интересней, чем вместе собрать мозаику, сосчитать все цвета на картинке, помочь зверятам найти своих родителей? Воспитатели подчеркивают: эти задачи не такие простые, как кажутся, — дети учатся не перебивать друг друга, а действовать сообща.

Малыш и гаджет

Но опять же, какова цена вопроса?

— Детские сады перешли на подушевое финансирование и сами распоряжаются, куда потратить деньги: купить интерактивный стол, который стоит 400 тысяч рублей, или, например, отремонтировать лестницу. Далеко не у всех есть возможность приобрести такие дорогие обучающие игрушки. К тому же в детсаду IT-технологии все-таки имеют не такое большое значение, как в школе, — считает Светлана Тимушкова, руководитель дошкольного структурного подразделения школы N1423.

Надо сказать, что новые технологии в садиках воспитатели стараются использовать в комплексе, совмещая виртуальную картинку и реальную игру. Вот пример. Перед группой дошколят — экран, на котором извергается вулкан. Вскоре картинка оживает: педагог показывает ребятам уже реальный макет вулкана и проводит простейший химический опыт — сода, уксус, немного красной краски. Увидев извержение в миниатюре, малыши должны его нарисовать.

— Новые технологии открывают много возможностей для развития, детям можно показать то, что раньше они бы не увидели вживую, — говорит воспитатель Юлия Барышникова. — Но нельзя ограничиваться только экраном. Рисование, лепку из пластилина, «живые» игры заменить сложно.

Малыш и гаджет

На две кочки вперед

В прошлом году в одном из столичных детских садов проводился эксперимент «Цифровой детский сад». Для нескольких групп закупили планшеты, разработали специальные развивающие игры.

«Помоги собачке перейти болото: прыгни на две кочки вперед, потом на три вправо, и на три влево», — такие простые задания предлагались ребятам. Если малыш ошибался, виртуальный друг падал в воду. А если собака успешно доплывала до другого берега, она радостно лаяла и виляла хвостом.

— Наш опыт показал, что у детей, которые занимались на планшетах, значительно повышались мотивация и самооценка. За правильно выполненные задания им начислялись баллы. Сказать, что ребята занимались с удовольствием, — не сказать ничего, — замечает методист Елена Кириллова. — Это был пусть первый, но очень успешный опыт их применения в детских садах.

Вопрос о том, заниматься дошкольнику на планшете или нет, остается открытым. С одной стороны, согласно санитарным нормам и правилам ребенок может заниматься за компьютером 7-10 минут два раза в неделю. При этом детям младше трех лет находиться за экраном вообще не рекомендуется.

С другой стороны, эти нормы уже устарели, так как разрабатывались с учетом мониторов компьютеров. У планшетов совсем другие параметры.

Малыш и гаджет

В стиле техно

Отдельная категория гаджетов — современные музыкальные инструменты для творчества и арт-терапии. Их используют для занятий с особенными детьми: с аутизмом, ДЦП, синдромом Дауна. Один из таких — музыкальный луч, саундбим. Это устройство похоже на стойку для микрофона, только на конце — ультразвуковые сенсоры, которые улавливают движения и переводят их в звуки. Ребенок как будто играет на невидимом инструменте, перебирает пальцами, руками по воздуху, а в ответ слышится мелодия. Можно настроить этот гаджет под звуки арфы, трубы, органа, скрипки.

Кстати, в кабинетах психологов многих детсадов можно часто встретить «продвинутую песочницу». Дно такого ящика с песком — прозрачное стекло, под которым установлены светодиоды. Нажимаешь на пульте кнопку — цвета меняются автоматически, кроме того, их можно настроить вручную.

— У ребенка — море положительных эмоций. Он рисует светом, песком, перебирает его пальчиками, — рассказывает психолог Екатерина Батракова. — А разноцветная подсветка создает ощущение чего-то сказочного, таинственного. Для таких занятий я приглушаю свет.

Кроме того, работа с планшетами — это возвращение в догутенберговские времена, когда мы работаем от образа, а не от знака. Про нагрузку на глаза я скромно умалчиваю — врачи в ужасе. Кстати говоря, десять процентов тоже очень сомнительны. В древней античности было много интересных автоматов, использующихся преимущественно для игры.

Современные гаджеты, к сожалению, наша молодежь тоже использует в основном для игр. Мне трудно сказать, насколько тесная дружба моих студентов с девайсами и гаджетами. У многих есть планшеты, смартфон у каждого.

Однако я, преподавая с 1972 года, успел заметить, как почерк студентов изменился в худшую сторону. А ведь некрасивый почерк в 9 случаев из 10 — это недосформированный характер, недоразвитый психотип.

Меня волнует не то, сколько хорошего принесли нам новые устройства, а резко упавший уровень образования. Дело в том, что университетский преподаватель — это человек, забивающий гвозди в стену. С 90-х годов этих гвоздей нужно было все больше и больше.

Но сейчас проблема простейшая: нет стены, ее нужно возводить заново. Правда, пока построишь — студент уже заканчивает бакалавриат и мы с ним прощаемся.

Самое обидное, что ушел не интеллект, а стремление к его развитию. Раньше, на мировых математических олимпиадах, мы занимали первые места. Теперь на пьедестале Япония и Китай.

Я не говорю об общей эрудиции. Я и мои сверстники выросли на семи журналах: «Знание — сила», «Техника молодежи», «Вокруг света», «Наука и жизнь», «Юный техник» и «Юный натуралист». Чтение этих журналов расширяло кругозор.

Но сейчас дети, в большинстве своем, не развивают эрудицию. В конце прошлого тысячелетия в процессе обучения я приводил в пример схемы развития футбола (переход к тотальному футболу) и западного кино.

Нынешний молодняк, если даже и увлекается футболом, ничего не знает о его истории. Я постоянно борюсь с искушением спросить молодых людей: «Что же вы делаете в свободное время?» Безусловно, есть очень талантливые и толковые дети, но уровень образования массовки резко понизился. И новейшие технологии, боюсь, сыграли в этом падении не последнюю роль.